Письма

Затяжное пике образования

Здравствуйте. Я ученик 11 класса обычной московской школы. Так вышло, что катастрофу нашей системы образования я прочувствовал на себе в полной мере. Когда мне было 11 лет, моя семья переехала в Москву из Твери, чтобы дать мне возможность получить достойное образование. Я поступил в лучшую школу района, достаточно быстро адаптировался к возросшей нагрузке и стал строить собственное будущее. Я усердно учился, восполняя пробелы, открывшиеся в новых условиях. Тогда школа носила гордое название, в котором были слова «с углубленным изучением английского языка». Действительно, система изучения иностранных языков тогда была эффективна. Меня с моим «тверским» английским (должен отметить, для 4 класса в Твери он был вполне неплох) здесь мог запросто превзойти любой второклассник. Почти на каждом уроке мы слышали, что для нас станут почти обязательными экзамены по английскому в 9 и 11 классах, и мы не боялись их, зная, что нас есть, кому подготовить.

Спустя два года прозвенел «первый звонок» к переменам в худшую сторону. Маленький крен самолета вниз за несколько лет перерос в вертикальное падение. Тогда к нам впервые пришла «оптимизация». Четыре школы и четыре детских сада одного квартала объединили в одну, дали новоиспеченному «комплексу» наш номер, однако в силу «каких-то» причин в руководство объединения никто из наших администраторов не попал. Тогда это не было воспринято как катастрофа, но как же сейчас обидно за то, что мы не пытались ничего изменить еще на стадии зарождения проблем.

Дальше - больше. «Молодой и перспективный» директор превратил школу в опытную лабораторию образовательных реформ, подписав ей смертный приговор. Статуса школы с углубленным английским мы лишились. Второй язык — французский, гордость нашего предыдущего директора — превратился в фиктивный предмет с одним часом в неделю. А дальше пришла «Школа ступеней». Суть процесса заключается в объединении на базе одного здания комплекса нескольких параллелей классов. Начальная школа отдельно, средняя и старшая тоже в отдельных корпусах. То, что мы остались в своем корпусе, стоило места работы нашему директору. Человек, отдавший школе 30 лет, был из нее уволен за неудобные руководству взгляды. Корпус старшей школы превратился в гетто. Там запросто могут украсть у человека что угодно — от банальной пачки сигарет до наушников и телефона. Дисциплина отсутствует. Веками формировашаяся «экосистема» школьной жизни, система общего уважения к старшим и помощи младшим была зачеркнута.

Мне осталось здесь полгода. Больно осознавать, что нам будет некуда возвращаться. Учителя разойдутся по другим местам работы, педагоги почтенного возраста с нашим уходом собираются на пенсию. Мы благодарны авторам проекта «Последний звонок» за правдивую картину катастрофы российского образования. Этот самолет нужно срочно выводить из затяжного пике. Впереди у нас университеты — кто знает, сможем ли мы стать теми, кем планируем сейчас.

comments powered by HyperComments