Письма

О классовом самосознании

Я пишу Вам не совсем об образовании, хотя и о нём тоже. Недавно я устроился в Москве в одну крупную сеть японских ресторанов на должность официанта. Называть сеть особого смысла нет, потому что ничего характерного только для этой сети здесь освещено не будет. На своей работе я впервые лично познакомился с рабочим классом. Его состояние меня шокировало. Не столько материальное (зарабатывают здесь с учётом чаевых неплохо), сколько духовное. Работают здесь преимущественно киргизы, затем по численности идут узбеки. Этих людей очень сильно интересует ваша национальность. Они уже несколько десятков раз спросили меня, какой я национальности. Им это очень важно. Старшая официантка и вовсе один раз сказала, что национальность и родина – самое важное для человека. При этом она, родившись в 1989 году, не знает, кто такой Хрущёв. Хотя это история её родины. И не одна она не знает, кто такой Хрущёв. Я спросил ещё у официанток 93-го и 99-го года рождения. История ХХ века (как и история в целом) вообще для них, как я понял, тёмное пятно, terra incognita.

Национальное самосознание у них есть, но классовое отсутствует напрочь. Они осознают себя как киргизов, но не осознают себя как рабочих, как силу, которая может противостоять начальству. Они не понимают, что именно они хозяева положения, что при желании могли бы навязать свою волю руководству и владельцам ресторана. Приведу пример. Когда я пришёл работать, нас, персонал ресторана, очень плохо кормили. Никому не нравилось, все открыто говорили об этом друг другу, но перед начальством молчали. Начальству пришлось говорить мне со ссылкой на мнение коллектива. Директор ресторана прислушался и исправил ситуацию, надо отдать ему должное. Вот это отсутствие классового самосознания (да не вызовет это выражение у кого-либо аллергии) распространяется на любые вопросы условий труда. И это плохо для всех, для рабочих всех национальностей.

Развитие у них классового самосознания важно и для этнических русских рабочих (это к возможной полемике с националистами). Потому что из-за такой неспособности постоять за свои права их нещадно используют (нередко они работают по 12 часов в сутки без выходных, и это не где-нибудь в Китае или Африке, а в Москве, Москве!), а они, бессловесные терпеливые киргизы, задают норму для работодателей, из-за чего оставляют вне конкуренции этнических русских и прочих граждан РФ, которые имеют более обширные знания о трудовом законодательстве.

Удручает и круг их интересов вне работы. Отношения между полами, семья, дети, парфюмерия, жизнь знаменитостей, спорт и ставки на спорт. Какие-либо литературные произведения были давно, в школе. Сейчас они уже забыты. Музыкальные предпочтения покрываются либо англоязычной, либо киргизской поп-музыкой с вполне рутинными, бытовыми мотивами, либо русскоязычным рэпом, смысловая нагрузка которого оставляет желать лучшего. Всё их время, как рабочее, так и свободное от работы, подчинено воспроизводству капитала. Причём капитала преимущественно российского, в то время как представителей этой значительной части рабочих на российской политической арене нет, и не только по той причине, что мигранты лишены у нас политических прав (за исключением права на участие в местном самоуправлении и референдумах), но и просто потому, что их это не интересует.

Расскажу совсем кратко о себе. Я родился и вырос в Москве, закончил школу, поступил в ВУЗ, сейчас на лето устроился на работу. В бюджетной школе ЦАО, где я учился, убрали из программы по литературе Чернышевского ввиду «отсутствия в его произведениях художественной ценности». Зато ввели Замятина, Бунина, Булгакова, Солженицына и Оруэлла. Накал антисоветской, антикоммунистической работы с нашим сознанием был серьёзным. И на одном из уроков, когда мы проходили «Скотный двор» Оруэлла, довольно недвусмысленную карикатуру на Октябрьскую Революцию, мой одноклассник задал вопрос: хотел ли Оруэлл этим произведением сказать, что все наши предки-родственники, что участвовали в событиях тех лет, были скотом? На что от учительницы последовал до ужаса прямой ответ: да, так и есть. Скот. Ужасающе честно. Отличное описание того, как учат относиться и как действительно снова, спустя сто лет, у нас относятся к тем, кто продаёт свою способность к труду по 60, а то и по 70 часов в неделю.

В свою очередь характерно, что к тому же готовит трудовых мигрантов их родная система образования, которая учит их читать и писать и прививает им гордость за национальность, но не прививает сознания классового, не учит их узнавать о своих правах и бороться за них, не приобщает их к культурному наследию человечества и не прививает страсти к нему, не знакомит даже с историей ХХ века, из которой им многое было бы важно знать. Ситуация очень сложная, местами шокирующая и обескураживающая, но в то же время пробуждает энтузиазм перехода от мечтаний и разговоров к работе, трудной рутинной работе по подготовке коренных изменений в обществе, ведь связь с рабочими налажена и получено их расположение и доверие.

comments powered by HyperComments