Письма

Всё, за что боролись советские люди, цинично уничтожается

Я закончил Московский Государственный Горный университет в 2015 году. Учился на специальности инженер-технолог, кафедра художественной обработки материалов. Когда в 2009 я поступал в вуз, у меня был выбор между аналогичными кафедрами в трех разных институтах: МАМИ — художественная ковка, МИСиС и Горный. Я попал под первую волну ЕГЭ, после выпуска из колледжа, набрав проходные баллы во все три вуза на бюджетные места, но выбор мой был очевиден — я безумно хотел учится в горном, университете со столетней историей. Его величие чувствовалось в стенах, в атмосфере, и моя уверенность в том, что необходимые знания своей специальности я получу именно тут и нигде больше, была непоколебима.

Но выяснилось, что на дневное обучение всего 5 бюджетных мест. Мне не хватило нескольких баллов. Остальные 20 мест были платными и блатными. Об этом мне открыто сказали в приемной комиссии, предложив альтернативу — вечернее обучение на бюджете. Я согласился, решил работать днем и учиться вечером. Теплые воспоминания — это преподавательский состав кафедры, этим людям было не все равно, они доносили до нас именно те знания, которые определяют тебя как специалиста, нередко фильтруя штампованные программы сверху, которые по сути были полны шаблонов.

Однако кафедра наша была в ужасном состоянии, мастера учили на старом оборудовании, недокомплектованном, многое покупалось на свои деньги. В аудиториях были частые проблемы с ремонтом, обваливался потолок, ремонтом практически не занимались, а то, что исправляли, вскоре снова приходило в негодность. Уже на последнем годе обучения мы столкнулись с оптимизацией. Вековой университет влили в МИСиС, где новое руководство поставило перед кафедрой очень простую дилемму: либо вы ищете пути самоокупаемости, либо вас закроют. И вот недавно от сокурсницы я получаю письмо — срочно нужно придумать, как кафедре заработать деньги, иначе нас не будет. Мои преподаватели советской закалки вместо того, чтобы делать то, что они должны делать, а именно — учить детей — вынуждены думать, как бы на детях заработать, даже не для себя, а для руководства с непомерными амбициями Рокфеллеров. Мне больно от осознания, что все, за что боролись советские люди, так цинично уничтожается. Я хочу кричать и рвать волосы, но это не поможет, потому что сегодня моя боль это повод для чужого смеха.

comments powered by HyperComments