ПОМОЧЬ ПРОЕКТУ
3
,
8
4
7
,
4
0
5

Теряем способности

Интервью известного педагога Сергея Рукшина, профессора РГПУ имени Герцена, замдиректора Президентского физико-математического лицея № 239, основателя и директора знаменитого Городского математического центра для одаренных школьников, о провале российской сборной на Международной олимпиаде по математике и опасности развития страны.

 Сергей Евгеньевич, что вы называете провалом?

 Со времен Советского Союза сборная входила в первую тройку в командном первенстве. Изредка вылетала на четвертое, пятое, самое худшее  на шестое место, но обычно на следующий же год возвращалась в тройку лучших. Даже в девяностые, когда с миру по нитке собирали, чтобы ребенка отправить на олимпиаду.

Да, в СМИ были заголовки «Все члены сборной вернулись с медалями»  и это правда: одно «золото», три «серебра», две «бронзы», причем лучшими оказались петербуржцы, ребята из Президентского физико-математического лицея № 239 и нашего матцентра. А за скобками  уже детали...

Что мы на 11-м месте в командном зачете. Что от победителя, Южной Кореи, набравшей 170 очков, сборная России отстала на 42 очка. И всего на 1 очко от нас отстали команды Греции и Грузии, которые обычно бывают в пятом десятке рейтинга. Что впервые половина участников команды не вошли в первую сотню мирового рейтинга. Что впервые один член команды оказался в третьей сотне, на 265-м месте! Мне уважаемый профессор матмеха СПбГУ звонил: «Это правда?!»

Я страшную вещь скажу. В задаче по геометрии шесть человек в команде могли набрать максимально 42 балла. Этот максимум набрала Туркмения, Таджикистан, Грузия, Греция, Монголия, Азербайджан, Белоруссия, Малайзия... Набрала команда Сирии, где выступал Хафез Асад, сын и внук президентов Асадов,  его команда, можно сказать, тренировалась под бомбежками. А сборная Россия не набрала 42 баллов, потому что с геометрической задачей справились не все.

Нас обгоняют все азиатские «тигры». Все, кого еще 20 лет назад не было на карте мировой математики и которые изучали и перенимали советский и российский опыт.

Наша сборная проваливается уже седьмой год подряд, а катастрофически  третий год подряд.

Проблемы начались с 2011 года, после которого четыре года подряд мы топтались на четвертом месте. Потом наступила катастрофа 2015 года: 8-е место в командном зачете. И 21-е в олимпийском медальном: тогда впервые команда не получила ни одного «золота». В прошлом году мы выиграли золотую медаль и заняли седьмое место в командном зачете, но двое из сборной не попали в первую сотню рейтинга.

 Тут все-таки надо объяснить, что Международная математическая олимпиада  больше, чем олимпиада школьников...

 Напомню, что первая олимпиада в стране была именно математическая, и прошла она в Ленинграде в 1933/34 учебном году.

В тяжелых условиях, когда страна остро нуждалась в кадрах. Лозунгом тех лет было «Кадры решают все»  это о том, что технику можно купить, но надо взращивать свои кадры. Олимпиады проводились для отбора лучших в инженерные и оборонные вузы. Олимпиадники становились крупнейшими конструкторами.

Сейчас история с санкциями нам уже показала: мы должны взращивать свое. Вы думаете, когда студентам предлагают вступать в научные роты в армии  это от хорошей жизни? Нет, это потому что в армии не хватает квалифицированных офицеров.

Сейчас часто говорят, что ранние профессиональные занятия наукой не результативны. Что бывшие олимпиадники-«спортсмены» ничего не дают науке.

Простите, давайте разберемся. Лауреаты научной Филдсовской премии Григорий Перельман и Станислав Смирнов  это «золото» международных олимпиад 1982 года, 1986-го и 1987 годов. Лауреаты престижной премии Салема по матанализу: Федор Назаров  «золото» 1984 года, Дмитрий Челкак  «золото» 1995 года и тот же Станислав Смирнов. Еще одна очень престижная премия, Института Клэя, была присуждена Перельману и Смирнову.

Год назад известный московский журналист проследил, кем стали ребята из последней советской сборной 1991 года, занявшей 1-е место (в той команде были трое ленинградцев). Дескать, прошло 25 лет, а из них ничего выдающегося не вышло. Но открываю газету «Санкт-Петербургские ведомости» за июнь и читаю: двое петербуржцев, Евгения Малинникова и Александр Логунов, стали обладателями премии Института Клэя. Оба, кстати,  воспитанники нашего матцентра. Саша  призер всероссийской олимпиады, Женя  вообще единственная в стране трехкратная «золотая» медалистка международной олимпиады.

Когда говорят, что Михаил Громов (советский и французский математик, лауреат Абелевской премии.  Ред.) и академик Арнольд не побеждали на международных олимпиадах, а стали великими учеными  так извините, в те времена международных олимпиад не было. Зато академик Матиясевич, нынешний президент петербургского Математического общества, имел «золото» международной; завкафедрой матмеха СПбГУ Широков  имел «золото».

И я долго могу продолжать.

 Но Малинникова сейчас  профессор Норвежского института науки и технологий...

 Да, а Александр Перлин из той же последней советской сборной  на Манхэттене, один из крупнейших в мире финансовых аналитиков. А Всеволод Жуховицкий из той команды защитил диссертацию в Штатах. А Миша Коган, который был запасным,  защитил диссертацию у крупнейшего американского геометра Чигера, с которым работал и Перельман. А Михаил Темкин  профессор в Израиле, математик. Так что пример «неуспешности» последующей карьеры олимпиадников явно надуман.

Женя Малинникова, кстати, будучи студенткой, вела у нас кружки, а уехала в 1990-е, поступив в аспирантуру, — когда институты не подписывались на научные журналы, не было возможности ездить на конференции...

Недавно закончили СПбГУ два обладателя золотых медалей международной олимпиады, они работали у меня в матцентре педагогами. Один учился в аспирантуре здесь, но наукой не занимается, потому что денег мало платят. А второй уехал в аспирантуру в Женеву к Стасу Смирнову, и тамошней стипендии ему хватает на достойную жизнь и на то, чтобы на конференции ездить.

И сейчас опять наступает время, когда одаренный школьник подумает: стоит ли здесь учиться, если даже сборную сильнейших из года в год подготовить не могут. Мы рискуем потерять целый пласт одаренных школьников. А значит, упустим будущих инженеров, конструкторов, выдающихся математиков.

 Подготовкой сборной уже много лет занимается московский Физтех. И, кстати, в том же МФТИ подготовили сборную по физике, которая на последней международной олимпиаде стала триумфатором.

— Значит, с командой по физике иначе работают. А главным тренером сборной по математике выступает доцент МФТИ Назар Агаханов. Он на финалах всероссийской олимпиады берет лучших школьников из регионов, набирает в команду, но дальше перепоручает другим. Если верить расписанию, в этом году он лично не провел ни одного занятия со сборной. В футболе тренера национальной сборной за такое давно бы сняли. Это лень, почивание на лаврах, неспособность правильно отобрать, неспособность вывести на пик формы.

 Как это  «невозможность правильно отобрать»? Разве берут не объективно лучших?

 Что значит лучших?! Простите, международная олимпиада и всероссийская отличаются. На международной нет стереометрии  у нас есть, на международной формат  3 задачи на 4,5 часа, на российской  4 задачи на 5 часов, то есть задания полегче.

Представьте себе, что спортсмена на соревнования по прыжкам в высоту вы выбираете из спринтеров. Конечно, у бегунов хорошие мышцы. Но мы-то прыгать будем.

 Но Петербург, как видим, на высоте.

 Я как раз хочу поговорить о том, благодаря чему Петербург до сих пор  особая точка на карте страны с точки зрения работы с одаренными детьми.

Дело в том, что система олимпиад, которую поддерживает министерство, охватывает только очень поздний возраст: 9-й, 10-й и 11-й классы. Но Ленинград стал первым в стране, где еще в довоенные времена начали выявлять более юных школьников. Городские олимпиады начинаются с 6-го класса, а в 1993 году ваш покорный слуга придумал открытую олимпиаду города для школьников не старше 5-го класса. В начале девяностых меня ругали: «зачем детям сопли подтирать!». Но, как показал недавний опыт, начинать работать с маленькими  единственный способ выжить.

В феврале на крупнейшем в стране уральском турнире юных математиков команда нашего матцентра победила в лигах 6-х и 7-х классов. На всеросе случилось небывалое: впервые призером за 9-й класс стал шестиклассник! Максим Туревский, ученик матцентра, а теперь и Президентского лицея. Кстати, он дважды побеждал на открытой олимпиаде, в 3-м и 4-м классах.

В июне в Гаграх прошел международный турнир «Золотое руно». Ученики матцентра выиграли во всех возрастных категориях: 6-е, 7-е, 8-е классы.

Но вершина соревновательной вертикали  международная олимпиада, где лучшими в сборной, повторю, оказались ребята из матцентра и Президентского лицея. Миша Иванов  «золото», Кирилл Тыщук  «серебро».

И, к слову, Миша Иванов на встрече президента Путина с детьми в «Сириусе» озвучил один из самых больных вопросов: почему педагоги, подготовившие победителей и призеров международных олимпиад, не получают звания «Заслуженный учитель России»? Президент ответил, что, по-видимому, это системный сбой.

Так оно и есть. Очень часто успехи ребят на олимпиадах приписывают школе. Но к тому моменту, когда старшеклассники побеждают в олимпиадах, они уже пять  семь лет занимаются в кружках, в матцентре. Их готовят специалисты по работе с одаренными детьми. И, к примеру, Дмитрий Андреевич Ростовский, методист математического центра, у которого уже давно более десятка призеров и победителей, не «заслуженный». Потому что он «всего лишь» ПДО, педагог дополнительного образования.

 В Петербурге у педагогов допобразования есть своя премия.

 Но государственное признание  это не только разовая премия. Государственное признание  это звание, государственные награды и, что гораздо важнее, условия работы. Потому что в лучших условиях, не подрабатывая репетиторством, ты вырастишь больше талантливых учеников.

В Петербурге есть премия комитета по образованию за подготовку победителей и призеров всероссийской и международной олимпиад  спасибо за это! Но на подготовку такого призера уходит до семи лет, и условия для такой подготовки нужны постоянно. «Специалист по работе с одаренными детьми»  это профессия. Уникальная, шлифуется десятилетиями. И она должна кормить.

Еще один важный момент. Вот я  кандидат в мастера спорта по боксу. Но «любимый» вид спорта  бег с протянутой рукой. «Подайте одаренным детям на поездку на турнир». Как я уже говорил, государство поддерживает только выезды на олимпиады школьников 9- 11-х классов. Все мной перечисленные победы петербургских ребят 6 - 8-х классов на международных турнирах обеспечены тем, что руководители кружков и Максим Яковлевич Пратусевич (директор Президентского ФМЛ № 239.  Ред.) ищут спонсоров. Спасибо выпускникам лицея и матцентра, которые работают на заводе «Арсенал», Кировском заводе, в программистских конторах.

Критически важно, чтобы эти младшие участвовали в соревнованиях. Потому что профессионализация научно одаренных детей очень помолодела. И никаких 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест, о которых говорит президент страны, не будет, если мы срочно этим не займемся.

Сейчас мы говорим о Международной матолимпиаде, IMO  для участников в возрасте до 20 лет. Но есть сеть IMC, Международные математические состязания, которые проводятся в категориях «до 17 лет» и «до 14 лет». Китай считает свое участие в них делом государственной важности. Россия на государственном уровне в них не участвует.

Я узнал об этих олимпиадах шесть лет назад. Дмитрий Ливанов (бывший министр образования.  Ред.) подписал письмо, назначив меня официальным представителем России в IMC. Мы участвовали с 2012-го по 2014 год, привозили медали. А с 2015-го уже не ездим. И у меня, и у родителей кончились душевные силы на поиск денег. Нужна государственная поддержка.

 Что еще кроме уже сказанного надо делать?

 Была идея открыть в Президентском лицее базовую кафедру РГПУ Герцена и создать совместную лабораторию по работе с одаренными детьми. Но планы пока тормозятся.

Вот я состоял в общественном совете при Минобрнауки. Помню два позорных заседания. На одном разоблачили Елену Низиенко, сотрудницу министерства, которая выписывала дипломы победителей и призеров олимпиад детям, которые в них не участвовали. Второе заседание не получило широкую огласку, но было не менее позорным. На нем обсуждалось, что в финале всероссийской олимпиады не представлены  по некоторым предметам  более 30 субъектов Федерации. То есть из целого субъекта ни один человек не проходит на финал! Я предлагал создавать центры работы с одаренными детьми и сеть президентских лицеев  не в каждом субъекте Федерации, а хотя бы в восьми федеральных округах. Знаете, за что проголосовал большинством голосов общественный совет? За то, чтобы «слабым» регионам просто понизить планку, чтобы тамошние дети проходили в финал всероса!

Во-первых, это унижение. Во-вторых, не исправляет положение дел в регионах.

А в Петербурге ситуация ровно противоположная. У нас одаренных детей много, но их «растаскивают». Развелось множество кружков математического образования, в том числе платных. В большинстве из них просто нет подходящего уровня педагогов: наш матцентр бесплатный, не имеет сети кружков по городу именно потому, что сильнейших педагогов очень ограниченное количество.

Хорошо, когда много кружков. Но именно одаренных детей надо собирать вместе. На них не хватает педагогов. Обидно, когда талантливый ребенок попадает к нам только в 8 - 9-м классе, когда время уже упущено.

 Сергей Евгеньевич, пока мы с вами беседуем, вам раза четыре звонили  школьники?

 А, это как раз наши кружковцы. Новое задание просят. «Сергей Евгеньевич, я все решил, дайте еще». Эти ребята не могут не заниматься, не согласны жить на холостом ходу. Еще и поэтому мы рискуем их потерять.

Самое главное. В 2020 году Международная математическая олимпиада должна проходить не просто в России, а в Петербурге, в РГПУ им. Герцена! Мне бы не хотелось в родном городе наблюдать провал сборной страны. У нас еще есть три года. Выводы надо делать сейчас.



comments powered by HyperComments